Le Figaro (Франция): светские левые во Франции отказываются понимать «желтых жилетов»

Две протестные манифестации, прошедшие в прошлую субботу в Париже, многое говорят о состоянии французского общества, в том числе, когда они ничего не говорят. Никто не удивился, что во время феминистского или скорее неофеминистского мероприятия, организованного Каролин де Ас (Caroline de Haas) и ее подружками, не прозвучало ни слова (несмотря на похвальное заявление ассоциации «Не бойтесь феминизма», которая наконец раскрывает глаза) о странном решении суда Ла-Манша, который оправдал молодого беженца из Бангладеш по делу об изнасиловании 15-летней школьницы из Сен-Ло.

Во время разбирательства его адвокат делал упор на коммуникационных трудностях клиента, который не был знаком с «культурными кодами», чтобы понять, что навязал жертве связь под страхом. Кстати говоря, подсудимому уже дали два года условно за сексуальное насилие в отношении другой несовершеннолетней в общежитии в Сен-Ло. Получается, что к некоторым случаям агрессии правосудие относится чрезвычайно мягко. Причем такое решение стало отнюдь не первым в своем роде в Европе: немецкий суд недавно принял такое же постановление по похожим причинам. К этому следует также добавить гомофобскую агрессию, которой подвергся активист Ли Алуан (Lyes Alouane) в Женвилье. Как отмечает «Франс Инфо», он уже подал «полтора десятка заявлений по обвинению в оскорблениях и гомофобской агрессии, отмечая, что подобное стало обычным делом в некоторых кварталах». Приведем слова этого активиста борьбы с гомофобией: «Я раздавал листовки в Женвилье с двумя другими активистами и одним журналистом. Ко мне подошло около десятка молодых людей: «Вали отсюда, гомосек, грязный п..ар». На меня вылился целый поток гомофобских оскорблений… Мне разбили нос, а затем меня повалили на землю и били руками и ногами». Госпожа де Ас, которую обычно невозможно останолвить, сейчас предпочитает не распространяться о некоторых причинах роста гомофобской агрессии, хотя она и кричит о ней на каждом углу. Говорила она в частности о расширении тротуаров в квартале Ла-Шапель, чтобы избежать насилия против женщин. Короче говоря, источником насилия могут быть только белые гетеросексуальные мужчины.

Читайте также  Der Tagesspiegel (Германия): у Советского Союза был выбор — и он сделал его в пользу Гитлера

Возвращаясь к странной судебной позиции касательно инаковости, отметим, что постановление судей из Ла-Манша напоминает позицию ЕСПЧ насчет богохульства. Так, в недавнем постановлении (Сабадитш-Вольф) страсбургский суд посчитал, что статью 10 (свобода слова) Европейской конвенции прав человека отныне следует ограничить ради сохранения «религиозного мира».

КонтекстLe Figaro: нельзя навязать обществу перемены, которые ему не нужныLe Figaro21.11.2018Как мило ненавидеть мусульманThe Onion25.04.2018Французы не хотят отдыхать с французамиL’Observateur russe02.08.2017В данном случае следует, что это решение признает запрет рассуждений о педофилии в поведении Магомета, который в библейском смысле познал девятилетнюю девочку, которую отдали замуж в шесть лет во избежание исламистского гнева. В частности в Австрии, судья для этого даже осудил богохульника. Иначе говоря, кощунствовать разрешено лишь в отношении религий, которые не грозят смертью богохульниками и вероотступникам.

Другая парижская манифестация, куда более многочисленная и неоднородная, подтвердила мое сочувствие к движению «желтых жилетов» и мои опасения по поводу его распространения.

И все-таки главное не в этом. Она подтвердила, что простой народ больше не хочет терпеть. И что светские левые, которые и дальше продолжают по-снобски относиться к нему, тем самым окончательно подрывают доверие к себе.

После мая 1968 года образ коренных белых французов смешали в сознании с закоренелым расизмом. Главный успех левых СМИ заключается в том, что они сумели убедить сыновей иммиграции в том, что Дюпон был туполобым расистом.

Как бы то ни было, после всех этих оскорблений и вымогательств народ закусил удила. И вышел в субботу на улицы. Молчаливое большинство стало громким. Периферия переместилась в центр. Произошло нечто новое: те, кто говорит об уязвленной культурной идентичности, и те, кто указывает на попранное социальное достоинство, собрались вместе и обмениваются мнениями под одним флагом.

И мы увидим, что нелегальная массовая иммиграция, которая воспринимается одновременно как посягательство на культурное и социальное достоинство (в этом вопросе правительству хотелось бы разделить французов на два лагеря) становится объединяющей темой для нации.

Читайте также  Atlantic Council (США): масштабная стратегия Путина в сфере энергетики гораздо более амбициозна, чем вы думали

Потому что поднявшемуся народу сейчас уже наплевать на оскорбления. Светские левоцентристы могут клеймить этих людей как разносчиков заразы и даже фашистов, но они только рассмеются им в лицо. Шитые белыми нитками антинацистские лозунги окончательно исчерпали себя.

Один из ближайших политических сторонников президента Макрона, который неизменно стремится отделить зерна прогрессивизма от плевел национализма, Кристоф Кастанер (министр внутренних дел Франции — прим.ред.) окончательно запутался.

Он принял плохое в тактическом и стратегическом плане решение и тем самым пошел против этики. Он мог и должен был выступить защитником правого государства против тех, кто начинает громить все вокруг, и я бы полностью поддержал его решение, поскольку разгневанная толпа не может долго следовать и внимать голосу разума.

Вместо этого он начал размахивать пугалом ультраправых, хотя все указывает на то (хотя кого это волнует…), что источником агрессии стали представители «Черный Блок» (Black Blocks — наиболее радикальное движение антиглобалистов). Вместо того чтобы заняться политикой и рациональным убеждением, он предпочел разыграть старые карты былых вымыслов и все испортил.

Эммануэль Макрон напрасно считает, что запланированный им комитет по экологии позволит ему вернуть симпатию людей, которая была потеряна из-за его непонимания французского народа. У него были ум и обаяния. Но остро не хватало одного очень важного качества: любви к французской глубинке.

Народ взбунтовался. Потому что нужно было его не оскорблять, а реабилитировать и любить.

Источник: inosmi.ru

Криптовалютный остров
Добавить комментарий